Лесби портал.
Сайт для лесбиянок и бисексуалок.

Лесби сайт » ЛГБТ-Сообщество » Известные личности » Знаменитые лесбийские пары » Элинор Батлер и Сара Понсонби – «леди из Лланголена»

Лесби сайт и лесби форум Темные Девчонки, лесби фильмы онлайн

Элинор Батлер и Сара Понсонби – «леди из Лланголена»

Элинор Батлер и Сара Понсонби
(1739 – 1829)      (1755 – 1831)

 

История дружбы и любви этих двух женщин в конце восемнадцатого столетия потрясла Британию, да и по сей день вызывает восхищение, хотя в наше время мало кто помнит по тех, кого называли «леди из Лланголена». А между тем, эти двое шли друг к другу через такие преграды и им пришлось пережить столько приключений и такой накал страстей, что впору на основе их истории снимать мелодраму или даже целый сериал. И сняли бы, наверное, если бы они были обычной разнополой парой, а не двумя скромными ирландскими леди! 


Элинор Батлер родилась в 1739 году в семье ирландских аристократов, достаточно богатых и влиятельных для того, чтобы иметь возможность открыто придерживаться преследуемой на всей территории Британского королевства католической религии. Желая дать старшей дочери хорошее образование, но при этом – оградить ее от влияния протестантизма, родители отослали восьмилетнюю Элинор в монастырскую школу во Франции, где Элинор провела десять лет. Она преуспела в учении и, вернувшись в Ирландию, продолжала совершенствоваться в науках, выписывая из Лондона и Парижа целые сундуки книг. 
За время пребывания в монастыре, девушка сделалась религиозной настолько, что реши-тельно отказывалась от всякого участия в светской жизни и пресекала любые попытки сватовства. Она сразу заявила родителям, что никогда, ни за что не выйдет замуж, ибо мужчины несут в себе похоть, мерзость и грех. Родители, как ни странно это может показаться нам теперь, никак не противоречили дочери и даже гордились ее целомудрием, религиозностью и стремлением к образованию. У них было еще несколько детей, в том числе и сыновья, так что о наследниках вопрос не вставал. К тому же они надеялись, что со временем Элинор окончательно решит посвятить себя Богу и уйдет в монастырь, что только прибавило бы семейству Батлер уважения со стороны соседей.
В 1768 году двадцатидевятилетняя Элинор Батлер проводила зиму в Дублине вместе со своей семьей, и на одном из домашних музыкальных вечеров познакомилась с тринадцатилетней Сарой Понсонби. Так же, как и Элинор, Сара росла в богатом аристократическом семействе, только, в отличие от Элинор, она была единственным ребенком, к тому же ее родные были протестантами. Между девушками, столь разными по возрасту, сразу возникло взаимное притяжение – то, что Элинор Батлер в одном из свих писем назвала «особенной дружбой». Они часто встречались в Дублине той зимой, под предлогом того, что Элинор давала Саре книги из своей богатой библиотеки. А когда пришло время расстаться – обе семьи уезжали весной в свои загородные поместья – Элинор и Сара принялись переписываться, причем отправляли друг другу еженедельно не меньше двух писем! Эта переписка продлилась десять лет и в письмах своих подруги были предельно откровенны. Им не часто приходилось встречаться с тех пор: тем же летом, во время эпидемии холеры, умерли родители Сары, и девочку отправили в закрытую школу в Англию, а еще через два года – передали дяде с материнской стороны, назначенному опекуном. 
Дядя Сары считался почтенным человеком, был уважаем в высшем обществе и долгое вре-мя занимал пост судьи в Дублине, но за благопристойным фасадом скрывалась убогая душа, таившая в себе самые низменные инстинкты. Влюбившись в свою юную племянницу, сей почтенный джентльмен сначала пытался растлить ее, а когда девочка отказалась уступить его домога-тельствам, он изнасиловал Сару, причем настолько жестоко и грубо, что девочка заболела и долго была на грани смерти. Но и после выздоровления дядя не оставил ее в покое и продолжал регулярно принуждать к постельным утехам, только теперь в случае отказа прибегал не к насилию, а к розгам, — благо в те времена в Англии сечь детей, даже вполне взрослых девочек, не считалось в порядке вещей. 
Постоянно истязаемая и унижаемая, Сара Понсонби была на грани безумия. И единствен-ный человек, кому она могла доверить свой позор, единственный человек, кому она могла пожаловаться на дядю и кто поверил бы ее словам, — была ее взрослая Элинор Батлер.
Элинор была в ужасе от происходящего, но совершенно ничего не могла поделать. 
Даже если бы она обратилась к властям, то во-первых, ей вряд ли бы поверили, а во-вторых – даже если бы ей поверили, больше всего пострадала бы в результате разбирательства сама Сара. Такова была пуританская мораль, что в изнасиловании винили прежде всего обесчещенную девушку, «спровоцировавшую» и «допустившую» такое, и именно ее репутация была бы погублена навсегда. Для Элинор, воспитанной во Франции среди католиков, совершено иначе относившихся к этому вопросу, такой подход казался несправедливым и диким… Но изменить общество она не могла. 
Она даже не могла похитить Сару, чтобы отвезти ее в безопасное место, хотя подобные мысли уже тогда приходили ей в голову. Но их почти наверняка бы настигли. А поскольку Сара была несовершеннолетней, она не могла уехать с подругой по собственной воле. Оставалось только ждать, когда Саре исполнится двадцать три года и она официально сможет избавиться от власти опекуна, унаследовать родительское состояние (весьма значительное) и самостоятельно распоряжаться своей жизнью.
Ради того, чтобы встречаться с Сарой, остро нуждавшейся в поддержке, Элинор начала по-являться на светских раутах. Это было огромной жертвой с ее стороны, ведь она еще в монастыре полюбила уединение и стеснялась людей. Но Саре необходимо было видеть свою подругу там, куда дядя привозил ее якобы для того, чтобы она нашла себе мужа. 
Разумеется, после всего, что сделал с ней дядя, Сара не могла без содрогания думать о за-мужестве. Она только и мечтала о совершеннолетии, чтобы избавиться от власти мужчины раз и навсегда, и помыслить не могла о том, чтобы добровольно дать пожизненную власть над собой еще одному похотливому самцу! А ничем иным мужчины не могли ей представляться, ибо она знала только худшего представителя противоположного пола и только с одной стороны… Но, к счастью, дядя и не пытался принудить ее к браку, даже напротив: он не желал расставаться с день-гами ее родителей, которыми распоряжался до совершеннолетия Сары, не желал лишать себя на-слаждения, которое он получал от обладания телом племянницы, а так же, возможно, боялся, что молодой муж устроит скандал, обнаружив, что новобрачная утратила непорочность. Однако появляться на светских раутах Сара была обязана: вывозя ее, такую красивую и нарядную, сверкающую драгоценностями и роскошными платьями, сшитыми по последней моде, дядя как бы демонстрировал свое доброе отношение к племяннице. Если бы Сара не выезжала – о нем стали бы говорить, что он препятствует замужеству племянницы, а это нанесло бы ущерб его до сих пор безупречной репутации. А поскольку Сара Понсонби была не только красива, но и хорошо образована, и богата, и происходила из знатной семьи, то холостяки всех возрастов кружились подле нее, как мотыльки возле лампы… Или волки вокруг оленя – наверное, такое сравнение показалось бы Саре более подходящим. И единственное, что могло утешить и успокоить ее, — это присутствие любимой старшей подруги Элинор Батлер. Так то жертва Элинор, нарушавшей ради Сары свое блаженное уединение, была не только оправдана, но и совершенно необходима.
В 1778 году, как только Саре исполнилось двадцать три года, подруги пожелали покинуть Дублин, чтобы поселиться где-нибудь вместе и уже никогда не расставаться. Но жестокий опекун Сары, желая во что бы то ни стало удержать племянницу при себе, объявил во всеуслышание, что Элинор Батлер добилась влияния на Сару и желает увезти ее единственно с целью заставить девушку принять католичество и пожертвовать все свое состояние католической церкви. Это породило волну возмущения в почти полностью протестантском высшем свете Дублина. Католиков терпели только до той поры, пока они не начинали проповедовать свою религию. Элинор Батлер грозило тюремное заключение и судебный процесс, а всей ее семье – очень серьезные неприятности.
Понимая все это, Сара совершенно пала духом. Ее духовные силы и так были подорваны многолетними страданиями, а теперь она лишалась единственной надежды на избавление! Жить в одиночестве девушка ее возраста все-таки не могла. Ей пришлось бы или выйти замуж, или — дальше сожительствовать с дядей… До самой его смерти. 
Отчаяние девушки было столь глубоко, что она попыталась покончить с собой – приняла яд. К счастью, то ли яд был слишком слабый, то ли здоровье Сары Понсонби, несмотря на все перенесенные муки, оставалось достаточно крепким, — в общем, ее удалось спасти, хотя она долго хворала после этого. Но в письмах, адресованных Элинор Батлер, она сокрушалась о том, что ей не дали умереть, и утверждала, что повторит попытку, только теперь уж постарается действовать наверняка — то есть утопится или даже вульгарно удавится — если только дядя прикоснется к ней еще хоть раз. 
Элинор понимала, что Сара скорее всего сдержит слово, и решила, что пора предпринять решительные действия. И вот как-то ночью, подкупив горничную, она пробралась к Саре в комна-ту и уговорила ее бежать. С собой у Элинор было два комплекта мужского платья и немного де-нег. Переодевшись и обрезав волосы, дамы покинули Дублин.
Впрочем, далеко убежать им не удалось. Во-первых, за ними уже на утро отправили погоню… А во-вторых, они не сумели притвориться мужчинами, а за подобные переодевания в те времена сурово преследовали. Их арестовали в придорожной гостинице даже раньше, чем прибыли посланцы их семей. Собственно говоря, преследователи обнаружили беглянок уже в тюрьме. Только с помощью значительны взяток оба семейства смогли уладить скандал и освободить Сару и Элинор.
Сару забрал домой дядя и решительно заявил, что немедленно выдаст ее замуж, как только найдет кого-нибудь, кто захочет на ней жениться после случившегося. 
А Элинор семейство Батлер насильно отправило в монастырь во Франции, решив таким образом раз и навсегда положить конец ее чудачествам. Но должно было пройти несколько лет послушничества, прежде чем Элинор смогла бы принять постриг, да и никто не стал бы принуждать ее к постригу насильно… 
А Сара неожиданно осмелела после побега и пригрозила дяде, что разоблачит его преступ-ление и всем расскажет о насилии, которому он ее подверг, если он хотя бы заговорит с ней о замужестве или осмелится на новые сексуальные домогательства. Дядюшка вынужден был поверить: после побега с переодеванием, от Сары можно было ожидать чего угодно, а репутация ее все равно была испорчена. Так что ему пришлось отступиться. 
Сара уехала во Францию, где навещала Элинор в монастыре, а через несколько месяцев и вовсе организовала ее побег. 
Подруги перебрались в Уэльс, где купили небольшое поместье в Лланголене, и поселились там вдвоем, предавшись фанатичному «самосовершенствованию» по методике французского философа Жан-Жака Руссо, чьими трудами она страстно увлекались. В целях «сближения с матерью-природой», они ежедневно трудились в своем садике, а для того, чтобы приносить пользу ближним, Сара и Элинор устроили школу для крестьянских детей и помогали немощным… В общем, вели столь добродетельный образ жизни, что вся Британия восхищалась ими – ибо история их необыкновенной дружбы сделалась широко известна, хотя подробности относительно несчастий Сары Понсонби они продолжали скрывать. Но для того, чтобы расписывать «леди из Лланголена» в газетных статьях с самыми восторженными интонациями хватало уже того, что общественность знала: побег, разлука, новый побег… «Леди из Лланголена» сделались настоящими романтическими героинями. 
Родственники Элинор вскоре простили свою дочь и даже предлагали ей вернуться вместе с Сарой, но Элинор отказалась, хотя до конца жизни переписывалась с родителями, братьями и сестрами. Еще более активную переписку вели подруги со многими своими знаменитыми современниками – ибо многие знаменитые современники пожелали выразить свое восхищение их дружбой – и среди этих знаменитостей были герцог Веллингтон, Вальтер Скотт, Эдмунд Берк, Джосия Уэджвуд, леди Кэролайн Лэм, а так же поэты Роберт Сауди и Уильям Уордсворт, посвятившие ряд стихотворений «влюбленным сестрам, чья любовь позволяет подняться на суетой, над временем». В конце концов, даже король Англии Георг выразил восхищение этим редкостным образчиком верной дружбы и назначил двум леди весьма значительную пенсию. 
В общем, Сара Понсонби и Элинор Батлер жили в гармонии и счастье, причем совместная их жизнь продлилась ровно пятьдесят лет и закончилась в 1829 году, со смертью Элинор Батлер. Сара Понсонби после смерти подруги впала в глубокую депрессию и скончалась спустя полтора года, в 1831 году. Через десять лет после смерти Сары Понсонби была опубликовала их переписка, из которой почитатели «леди из Лланголена» смогли узнать подробности истории их дружбы – в частности, историю с опекуном Сары, вызвавшую всеобщее возмущение. Правда, поскольку все участники истории уже скончались, общественное возмущение было направлено именно на того, кто его действительно заслужил – на жестокого дядюшку. Правда, он тоже скончался и не мог понести наказания за свое преступление. 
Вряд ли эти две леди могут считаться лесбиянками в современном понимании этого слова: скорее всего, они даже не имели никакого представления о подобных отношениях… Да и современники никогда не подозревали их ни в чем подобном. Среди их знакомых была знаменитая ханжа и гомофобка, леди Сара Сейл, и даже она не заподозрила ничего предосудительного и только восхищалась «нежной и верной дружбой двух леди из Лланголена». 
Но бесспорно одно: чувство, связывавшее этих двух женщин, вполне может называться Настоящей Любовью.

 

Материал из книги  "Женщины, любившие женщин".



Дата публикации: 28.12.12


Вернуться назад


comments powered by Disqus



© 2007 GirlZZZ.info. Все права защищены.
Использование и перепечатка материалов c этого сайта возможны только с письменного разрешения редакции
и при наличии активной ссылки на GirlZZZ.info.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Гей каталог 
BlueSystem.Ru
Лесби сайт Темные девчонки, фильмы онлайн, общение, комьюнити, форум.